Издательская группа «Профи-Пресс»
   

18+


ИЗЫСКАННОЕ ОЧАРОВАНИЕ СТАРИННОГО ПЛЁСА

Журнал “БОСС” рассказывает об  одном из самых интересных отелей Плёса «Гостевая усадьба Плёс»: его концепции и возможностях.

Интервью Натальи Тройниковой:

…в нашей усадьбе всегда царят тепло и уют домашнего очага….

(далее…)

Свежий номер


Специальные рубрики портала


Власть

Сергей МИРОНОВ: ипотека — это не панацея. Необходимо прямое участие государства в реализации прав граждан на жилище

Председатель политической партии «Справедливая Россия», руководитель фракции «Справедливая Россия» в Государственной думе Сергей Михайлович Миронов — о необходимости существенных изменений в регулировании вопросов жилищной политики и жилищно-коммунального хозяйства. (далее…)



Финансы

Где и как сдать биометрию?

На сайте ЦБ на карте точек банковского обслуживания можно найти банковские организации, где можно сдать биометрию.  Карта постоянно обновляется.

Для получения банковских услуг с помощью удаленной идентификации, необходимо один раз пройти первичную идентификацию в уполномоченном банке. Такой банк при личном присутствии физического лица проверит его паспорт и СНИЛС, зарегистрирует в ЕСИА, а также снимет необходимые биометрические данные (изображение лица и голос). Точки банковского обслуживания, предоставляющие такую услугу, отмечены на карте.

(далее…)



Технологии

Что общего между Моцартом, Джобсом и Николой Тесла

Какова природа гения и в чем секрет тех, чьи умы и изобретения выходят за рамки привычного?

Гены, талант, случайность, трудолюбие и одержимость. Из каких компонентов складывается природа гениальности?

Этими вопросами постоянно задаются тысячи исследователей по всему миру. (далее…)



Реальный сектор

«Цифровая индустрия», региональные стратегии развития и «умные города»

Правительству РФ предлагается закрепить необходимость наличия в документах стратегического планирования на государственном и региональном уровнях основных направлений и ключевых показателей реализации национального проекта «Цифровая экономика» с учетом Стратегии научно-технологического развития и Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы. (далее…)



 

 

 

 

 


Потребительский сектор

Необходимо поднять на новый, более высокий уровень всю систему обеспечения лекарственными средствами

Такое поручения дал Владимир Путин Правительству Российской Федерации в ходе совещания по вопросам повышения эффективности системы лекарственного обеспечения, которое состоялось 16 ноября в Санкт-Петербурге.

На заседании обсуждались вопросы доступности лекарственных препаратов, механизмы контроля их качества, практика региональных закупок лекарственных препаратов. (далее…)



Инфраструктура

Три эффективных инструмента для воспитания

«БОСС» в помощь | Наследственное планирование
Текст |Виктор ВЯТКИН, генеральный директор «3В Консалтинг»

Краткое руководство по подготовке наследников и передаче интеллектуального капитала.

Человек оставляет множество следов, среди которых его ценности, знания и навыки – интеллектуальный капитал, переданный потомкам. Насколько отчетливо отпечатается этот след во многом зависит от усилий, направленных на подготовку наследников. (далее…)



Владимир СТЕКЛОВ: жажда жизни!

БОСС-стиль | Гостиная
Текст | Юрий КУЗЬМИН

Владимир Стеклов появился на московской театральной сцене в конце 80-х уже состоявшимся и любимым в провинции актером и сразу же привлек своими работами внимание и строгих критиков, и искушенной столичной публики. Вслед за театральным успехом последовал и кинематографический, принесший ему всесоюзную любовь. Своим отношением к профессии, театру, кино, жизни один из самых известных и востребованных отечественных актеров, народный артист России и художественный руководитель Московского Современного Художественного Театра поделился с нашим журналом.

 — Владимир Александрович, первыми вашими университетами были дворовые, в Астрахани. Хотя это и из далекого детства, все-таки они как-то отражаются на интерпретации ваших ролей сейчас?

— Несомненно отражаются. Как пример могу привести фильм Сергея Соловьева «Чужая белая и рябой», где я сыграл одного из дворовых лидеров тех первых послевоенных моих лет. Сергей Александрович максимально точно и дотошно создавал атмосферу того времени, и это проявлялось не только в одежде, прическах и речи персонажей, но и в их характерах. Дворовая субкультура носила тогда полукриминальный характер с блатной романтикой и всем прочим. Все это мне очень знакомо. Я хорошо знал таких ребят. Они были старше меня и моих сверстников, уже взрослыми парнями. Помню, как они собирались вечерами у стола, где незадолго до этого играли так называемые доминошники, сидели со своими рассказами и развлечениями, а мы, мелюзга, толпились неподалеку — наблюдали и слушали, иногда даже не понимая, о чем идет речь. То есть предмет разговора был понятен, а вот терминология оставалась за скобками, ведь той субкультуре сопутствовал мат, им выражались как негативные реакции, так и позитивные.

Кадр из фильма «Мастер и Маргарита»

— Ваш Азазелло в фильме «Мастер и Маргарита» Юрия Кары, кажется, той же хулиганской породы.

— Может быть, в какой-то степени это и так… Хотя я всегда относился к персонажам из свиты Воланда в первую очередь как к демонам. Да, Азазелло, Коровьев-Фагот, Кот Бегемот влезают в шкуры персонажей, которых они представляют, но это лишь игра — игра высших сущностей в людей и желание поерничать над человеческой сутью. Поэтому все это носит несколько саркастический характер: мол, сейчас я покажу, какие вы на самом деле. А как только им все это надоедает, они исчезают.

— Вы знаете, мне почему-то больше нравятся ваши отрицательные герои, нежели положительные. А вам?

— Пожалуй, я с вами соглашусь, хотя тут сложный вопрос. Я думаю, так выходит, потому что так называемые отрицательные персонажи более выпукло написаны авторами, там всегда есть за что зацепиться, много характерных черт.

Вообще я стараюсь не делить своих героев на положительных и отрицательных, особенно в театральных работах. И все же те театральные роли, которые во мне оставили значимый профессиональный след, действительно, скорее, отрицательные. Будь то алкоголик Андрей Буслай в «Пороге», с которого я, собственно, и стартанул на московской сцене — в Театре имени Станиславского — и за которого в свое время получил приз за лучшую мужскую роль сезона, или же сыгранный в том же театре Шариков. Согласитесь, Полиграфа Полиграфыча с большой натяжкой можно назвать положительным персонажем. Да и в кино таких героев у меня достаточно. Тот же персонаж из фильма «Чужая белая и рябой» — далеко не положительный тип. А Адольф Гитлер, которого я сыграл в картине «Билет в один конец»… И все же наряду с этими ролями на театральной сцене мне довелось играть и Тевье-молочника в Ленкоме, и князя Льва Николаевича Мышкина в Камчатском театре драмы и комедии. Ни того, ни другого никак нельзя отнести к отрицательным героям. И моих героев в фильмах «Криминальный квартет» и «Воры в законе» тоже. Знаете, отвечая как-то на похожий вопрос, я сказал, что мне нравятся гоголевские персонажи — такие как Поприщин в «Записках сумасшедшего», Башмачкин в «Шинели». Поскольку там трагедия маленького человека, в которой чего только не намешано. Вот скажите: Поприщин и Башмачкин положительные или отрицательные герои? У меня лично нет ответа на этот вопрос. Мне нравятся герои сложной жизненной коллизии. Можно ли, например, Василия Сталина, которого мне довелось сыграть в фильме «Мой лучший друг — генерал Василий, сын Иосифа», назвать положительным или отрицательным персонажем? И стоит ли так судить о самом Сталине, которого я тоже играл — в фильме режиссера Сергея Ливнева «Серп и молот»?

— В ранний период вашей творческой биографии вы служили в различных провинциальных театрах — на Камчатке, в Кинешме. Там зрители вас очень полюбили. Есть ли сегодня нехватка той искренней любви провинциального зрителя в сравнении со столичной избалованной публикой?

— Нет, недостатка этой любви я не испытываю. Во-первых, потому что никогда и не расставался с провинцией, более того, сейчас я бываю там особенно часто. Как вы знаете, я художественный руководитель Московского Современного Художественного Театра, и у нас довольно насыщенная гастрольная жизнь. Скажем, недавно мы вернулись с фестиваля искусств «Славянский базар в Витебске», где своим спектаклем «Анна Каренина» открыли его театральную программу и имели большой успех. До этого у МСХТ был большой гастрольный тур с премьерой трагикомедии «Семейка Фанни». Все это я перечисляю не для того, чтобы рассказать, где бываю и какую насыщенную жизнь веду, а чтобы подтвердить, что провинциальную публику я и теперь хорошо чувствую и знаю. Во-вторых, я не считаю, что провинциальный зритель кардинально отличается от московского. Мне вообще кажется, что понятие провинциальности — это совсем не географическое определение. Все это очень размылось еще в советские времена. Можно быть провинциалом по своей сути, живя при этом не просто в Москве, а в пределах Садового кольца. И потом театр в отличие от телевидения и кинематографа все-таки притягивает в большей степени особый тип людей. Сюда приходят, как говорится, по надобности и по потребностям. Одно дело, когда человек покупает билет на спектакль, чтобы живьем увидеть понравившегося ему на экране артиста. И совсем другое — когда он ходит на этого артиста раз за разом, из года в год. Такие зрители были у меня и в провинции, есть и в Москве. Да, в провинции более узкий круг твоей аудитории. Это, конечно, в немалой степени зависит от масштаба города. Хотя, знаете, переехав в Москву, я продолжал встречать у служебных входов своих столичных театров знакомые лица — людей, которые, как я знал, ходили на мои спектакли не первый год. Так было и с «Порогом», и с «Собачьим сердцем», и с «Поминальной молитвой». Я называю только спектакли в тех московских театрах, где лежала моя трудовая книжка.

— Ленком — последний театр, где вы служили на постоянной основе?

— Нет, последним был театр «Школа современной пьесы», а до него в Москве — Театр имени Станиславского и Ленком. На контрактной основе я еще работал в «Сатириконе» и в Театре имени Моссовета.

— А почему в своей театральной биографии вы в конце концов выбрали контрактную работу, а потом и антрепризу?

— Во-первых, любой стационарный театр, особенно в Москве, имеет в штате немалое число актеров, которые жаждут того, чтобы не просто числиться в труппе, а что-то делать. Среди них могут быть и звезды, по несколько лет не имеющие новых работ. А ты в этом театре — один среди прочих. Скажем, я пришел в Ленком, когда там играли и Олег Янковский, и Александр Абдулов, и Николай Караченцов, и еще много других замечательных актеров. Пробиться там было достаточно непросто. И тут наступает время контрактов и антреприз, когда ты можешь одновременно играть в нескольких театральных проектах и играть то, что тебе интересно. Как вышло у меня: я доигрывал «Собачье сердце» в Театре Станиславского, поскольку, переходя в Ленком, дал слово режиссеру этого спектакля Александру Георгиевичу Товстоногову, что не брошу «Собачье сердце». В Ленкоме же в это время я играл «Поминальную молитву». Затем к этим двум спектаклям присоединился «Жак и его господин» в «Сатириконе», после «Бегущие странники» в Театре имени Моссовета и «Антигона в Нью-Йорке» в «Школе современной пьесы». Все они шли одновременно, везде у меня центральные роли! Ну какому артисту этого не хотелось бы? О таком можно лишь мечтать! И, честно говоря, я не думаю, что смог бы получать каждый сезон центральную роль в любом из перечисленных выше театров, будь я членом его постоянной труппы.

Поэтому моим первым меркантильным интересом была ангажированность в профессии. Второй меркантильный интерес заключался в том, что антреприза — это, конечно, совсем другие вознаграждения, у артиста там высокая материальная заинтересованность.

И, наконец, третий интерес — это то, что, существуя в такой системе координат, ты можешь на одной сцене встречаться с актерами, что называется, разных школ и вероисповеданий, как в кино, на съемочной площадке. Более того, материал тоже многое значит. И режиссер-постановщик. Вот пример: я пришел к Михаилу Михайловичу Козакову в его антрепризу на проект «Играем Стриндберг-блюз». Это постановка по пьесе Фридриха Дюрренматта «Играем Стриндберга», то есть встреча сразу с двумя крупнейшими европейскими драматургами. Играл я с Юлией Рутберг и Сашей Гордоном, да к тому же в постановке Михаила Михайловича. Ну не замечательно ли? А если такие предложения поступают не раз в год, а каждые несколько месяцев? У меня в то время так и сложилось.

Так что объяснять мой выбор можно многими причинами, хотя по большому счету мотивация одна — востребованность в профессии и, воспользуюсь сейчас названием знаменитой книги Ирвинга Стоуна, — «Жажда жизни». Для меня такой жаждой жизни всегда оставалась работа в театре и кинематографе. В те годы если я от чего-то и отказывался, то либо по причине большой занятости, либо это было совсем неинтересно. К сожалению, тогдашняя антреприза часто грешила низкопробностью. Это касалось всего: материала, режиссуры, оформления. Однако существовала и другая антреприза. Снова вспомню работу Михаила Козакова «Играем Стриндберг-блюз». Это был очень классный и дорогостоящий проект. Козаков пригласил замечательных актеров, и к ним присоединился Игорь Бутман со своим коллективом! Жаль, что, когда Михаила Михайловича не стало, не стало и этого проекта.

— Что такое Московский Современный Художественный Театр? И какова ваша роль в этом проекте?

— Это проект Руслана Банковского, который является генеральным продюсером и директором МСХТ. Я художественный руководитель театра. Какую роль я в нем играю? Наверное, соавтора… Я подбираю репертуар, приглашаю актеров. Однако это совсем не означает, что дирекция ничем подобным не занимается. Руслан Банковский и сам генерирует художественные идеи, предлагает их мне, мы это обсуждаем, придумываем, как воплотить…

Мне было очень интересно войти в этот проект, поскольку опыта режиссерской работы я никогда прежде не имел. Благодаря МСХТ я поставил два спектакля и, надеюсь, продолжу это делать и дальше.

— Что-то мешает вашей работе художественного руководителя?

— Не скажу, что мне мешает много факторов, при этом один из них — это то, что все хотят, чтобы я играл в своих спектаклях. Ведь одно дело, когда твое имя написано на афише маленькими буквами как постановщика, а другое — когда оно напечатано крупным шрифтом как исполнителя одной из ролей.

— И, наверное, еще хочется самому за всех сыграть?

— Признаюсь, в репетиционном процессе подобное желание иногда меня посещает. Хотя чаще что-то подобное возникает, когда я смотрю не свои спектакли, а новые постановки, которые пришли в театр, чтобы каким-то образом сформировать репертуар. Хочется сказать: «Всем спасибо, но давайте мы больше не будем так делать, а попробуем все перестроить». Есть желание сломать все до фундамента, а может быть, и глубже и на совершенно новых технологических основах построить новое «здание». Потому что бренд надо поддерживать. Ну вот, например, Большой театр, Малый театр — это бренды? Являются ли они сейчас таковыми, я затрудняюсь ответить. Но знаю, что Большой театр времен Григоровича, особенно его балетная часть, действительно был брендом. Малый театр в свое время был законодателем театральной моды. А теперь да, это здания в центре, памятники и архитектуры, и театрального искусства, люди туда ходят, поскольку это Большой и Малый театры, а дальше-то что? Поэтому, я считаю, иногда стоит оставить здание и формат, но внутри что-то поменять, чтобы народ повалил туда не только из-за стен…

— В кино вы начали сниматься довольно поздно, хотя при этом почти сразу весьма интенсивно. Вообще что для вас в жизни важнее: кино или театр? Или же такое противопоставление некорректно?

— Да, я стал сниматься, когда переехал в Москву. Ведь, когда ты далеко от столицы, кинорежиссеры тебя и не видят.

Кадр из телефильма
«Петербургские тайны»

Я никогда не дифференцировал кино и театр, потому что это совершенно разные виды искусства. Есть функция папы, есть функция мамы, и говорить, кто из них предпочтительнее в семье… стоит ли так делать?

Однако я могу точно сказать, чем мне дорог театр. Это накопление профессионального опыта. В театре существует некое пространство, называемое репетицией. Она может быть длинной и не очень, но в любом случае она есть. В этом пространстве ты можешь пробовать что-то знакомое или незнакомое, ошибаться, падать, начинать все заново и при этом профессионально себя шлифовать. В кино такой возможности нет. Там жесткий график производства. Тебе дают какое-то количество текста, напечатанного мелко-мелко, и говорят: «Это на сегодня, на смену. Да, у нас такая выработка». И в этот ограниченный промежуток времени ты должен выложить все, что профессионально имеешь за душой. Поэтому отдача в кино совершенно другая.

И еще один немаловажный момент: в театре ты сыграл спектакль, потом сыграл его через день, через неделю, через месяц, а затем и через год. И, как правило, шаг за шагом у тебя что-то вырастает. В кино такого нет: ты сыграл, пусть даже несколько дублей, но ты сделал это сегодня и сейчас с тем, что у тебя есть. И все уже запечатлелось на пленку или на цифру. Выходит фильм, и ты ничего не поправишь. А в театре это возможно. Допустим, сегодня спектакль получился отвратительный, однако это ничего: скоро у тебя будет этот же спектакль, а потом и еще раз, и теперь ты знаешь, где болевые моменты, и постараешься их снять. В кино же ты играешь как в первый и последний раз, там нет завтра и вчера, только сегодня и сейчас.

— Ваша дочь Агриппина известная и востребованная актриса. Вы знаете, я недавно видел ее в театре и был просто поражен актерской работой. Ваш творческий импульс перешел во второе поколение!

— Спасибо. Я думаю, что этот импульс перейдет и дальше. Дело в том, что Гранин сын и мой внук, Данила, окончил Школу-студию МХАТ и ныне актер МХТ имени Чехова. Это уже третье поколение.

И более того, нам с ним по жизни как-то очень профессионально везет. Сначала мы снялись в фильме «Человек-добро»: я сыграл его деда, а он моего внука. Затем сыграли отца и сына в фильме «Только не они». И, наконец, в картине Александра Велединского «В Кейптаунском порту» Данила сыграл меня в молодости. Там история уходит в 1946 год, и при всем моем умении внешне трансформироваться я бы не смог сыграть совсем молодого человека. И режиссер не предложил ничего лучшего, как кандидатуру моего внука. Я рад такому продолжению.

— Николай Фоменко, гость одного из недавних номеров нашего журнала, сказал нам в интервью, что самое главное в жизни человека, даже творческого, — это дети. Вы, отец и дед, с ним согласны?

— Абсолютно! Всеми руками и ногами подписываюсь под словами Коли!

У меня три дочери, внук пока один. Хотя есть и правнук — Данила подарил нам мальчика, Гране внука, а мне правнука.

Дети для меня стимул и как для мужчины, и как для человека, и как для профессионала. И даже больше. Для них хочется жить! Ты заранее знаешь, ради кого и ради чего все это проходит. Правда, не могу сказать, что мне плевать на работу. Что, мол, у меня есть дети, внук и правнук, и теперь я буду заниматься лишь ими. Ничего подобного! Наоборот, невероятно хочется работать и благодаря этому становиться как-то значимее в глазах своих детей, внуков и правнуков.Б




Поиск


USD
66.40
0.02
EUR
75.53
0.00
Курс МБ на 23:50:04

Эксклюзив

Валерий ГАРБУЗОВ: Россия вступила в эпоху глобальной долговременной асимметричной конфронтации с США

БОСС-политика | Внешняя политика
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | ИСКРАН

Директор Института США и Канады Российской академии наук (ИСКРАН) — об истории и традициях ведущего отечественного научного центра американистики, значении его экспертной оценки, политической ситуации в США и очень сложных отношениях между нашими странами. (далее…)


А из нашего окна…

Такое ощущение, что мы живем не в доме, не в квартире, не на даче, а в ЖКХ. Эта аббревиатура уже стала нарицательной — чем-то вроде вуза, фио, нэпа…

А между тем это просто жилищно-коммунальное хозяйство, и вряд ли это для вас откровение. И вот это ЖКХ склоняют на все лады на всех форумах, собраниях, съездах, во всех печатных и непечатных органах, в общем, во всех проявлениях коллективной мысли. И конца этому не видно.

Но поговорим все-таки несколько о другом, хотя и близком к ЖКХ. Поговорим просто о жилье. (далее…)


Максим ЛЕОНИДОВ: все нужно делать по любви, и только по любви

БОСС-стиль | Гостиная
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива М. ЛЕОНИДОВА

Музыкант, композитор, актер, один из основателей и участников легендарного бит-квартета «Секрет», а также создатель группы Hippoband — о жизни, творчестве и двух прекрасных видах искусства, которым уже много лет отдано его сердце. (далее…)



Поздравления

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

26 декабря отмечает день рождения первый вице-президент Общероссийской общественной организации среднего и малого предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», сопредседатель внутрипартийной платформы партии «Единая Россия» по поддержке предпринимательской инициативы, председатель совета директоров ООО «НПО „Феникс“» Марина Анатольевна Блудян. (далее…)


Государственной Думе — 25 лет

12 декабря 2018 года Государственная Дума отметила 25-летний юбилей.
Государственная Дума является одной из двух палат российского парламента – Федерального Собрания. К ее ведению относится принятие федеральных конституционных законов и федеральных законов, контроль деятельности Правительства Российской Федерации, назначение и освобождение от должности руководителей Центрального банка и Счетной палаты, Уполномоченного по правам человека, объявление амнистии, вопросы международного парламентского сотрудничества. За 25 лет эти задачи выполняли семь созывов. Полномочия депутатов действующего, седьмого созыва начались 18 сентября 2016 года. (далее…)



© 2016-2019