Издательская группа «Профи-Пресс»
   

18+


ИЗЫСКАННОЕ ОЧАРОВАНИЕ СТАРИННОГО ПЛЁСА

Журнал “БОСС” рассказывает об  одном из самых интересных отелей Плёса «Гостевая усадьба Плёс»: его концепции и возможностях.

Интервью Натальи Тройниковой:

…в нашей усадьбе всегда царят тепло и уют домашнего очага….

(далее…)

Свежий номер


Специальные рубрики портала


Власть

Сергей МИРОНОВ: ипотека — это не панацея. Необходимо прямое участие государства в реализации прав граждан на жилище

Председатель политической партии «Справедливая Россия», руководитель фракции «Справедливая Россия» в Государственной думе Сергей Михайлович Миронов — о необходимости существенных изменений в регулировании вопросов жилищной политики и жилищно-коммунального хозяйства. (далее…)



Финансы

Налоги для самозанятых: кого коснется и как будет работать закон

Государственная Дума на пленарном заседании в четверг, 15 ноября, одобрила в третьем, окончательном чтении пакет законов о введении специального льготного налогового режима для самозанятых граждан. Основные положения нового закона поясняет его соавтор, Председатель Комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров.

В соответствии с законом, для тех самозанятых, кто оказывает услуги или продает товары физическим лицам, налоговая ставка составит 4%, а для тех, кто оказывает услуги юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям, — 6%. (далее…)



Технологии

Что общего между Моцартом, Джобсом и Николой Тесла

Какова природа гения и в чем секрет тех, чьи умы и изобретения выходят за рамки привычного?

Гены, талант, случайность, трудолюбие и одержимость. Из каких компонентов складывается природа гениальности?

Этими вопросами постоянно задаются тысячи исследователей по всему миру. (далее…)



Реальный сектор

Дан старт работе нового алмазного месторождения

АЛРОСА, крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, 31 октября начала промышленную добычу алмазов на Верхне-Мунском месторождении в Якутии.

Новое месторождение будет работать более 20 лет, поддерживая стабильную добычу алмазов компании и обеспечивая рабочими местами местных жителей. (далее…)



 

 

 

 

 


Потребительский сектор

Необходимо поднять на новый, более высокий уровень всю систему обеспечения лекарственными средствами

Такое поручения дал Владимир Путин Правительству Российской Федерации в ходе совещания по вопросам повышения эффективности системы лекарственного обеспечения, которое состоялось 16 ноября в Санкт-Петербурге.

На заседании обсуждались вопросы доступности лекарственных препаратов, механизмы контроля их качества, практика региональных закупок лекарственных препаратов. (далее…)



Инфраструктура

Три эффективных инструмента для воспитания

«БОСС» в помощь | Наследственное планирование
Текст |Виктор ВЯТКИН, генеральный директор «3В Консалтинг»

Краткое руководство по подготовке наследников и передаче интеллектуального капитала.

Человек оставляет множество следов, среди которых его ценности, знания и навыки – интеллектуальный капитал, переданный потомкам. Насколько отчетливо отпечатается этот след во многом зависит от усилий, направленных на подготовку наследников. (далее…)



Максим ЛЕОНИДОВ: все нужно делать по любви, и только по любви

БОСС-стиль | Гостиная
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива М. ЛЕОНИДОВА

Музыкант, композитор, актер, один из основателей и участников легендарного бит-квартета «Секрет», а также создатель группы Hippoband — о жизни, творчестве и двух прекрасных видах искусства, которым уже много лет отдано его сердце.

 

— Максим, вы из актерской семьи. Понятно, что ваш выбор будущей профессии был в какой-то степени предопределен. Но все же вы учились в математической школе и, возможно, в какое-то время подумывали о чем-то другом?

— Вообще, с тех пор как я впервые услышал Beatles, я хотел стать битлом, и только им. Это случилось, когда мне было 10–12 лет. Тогда для меня словно загорелась звезда на небе, я понял, чем хочу заниматься. Beatles — это моя первая религия. Однако на битлов же нигде не учат, нет такого факультета. И поскольку я действительно из актерской семьи, то выбрал актерское образование.

А математическая школа — случайный эпизод. Она просто находилась рядом с моим домом, и я очень быстро оттуда ушел, проучившись лишь два первых класса. К этому времени моему отцу стало очевидно, что математика или физика из меня не получится, и он определил меня ровно по моим способностям. Я тогда всячески демонстрировал свои актерские и вокальные дарования: пел и играл везде, где это было возможно, ужасно любил переодеваться в разных персонажей. Поэтому, конечно, папа понял, что я и музыкант, и, наверное, артист. И поэтому с третьего класса я начал учиться в Хоровом училище при Ленинградской государственной академической капелле. Пел в хоре мальчиков, изучал дирижирование, фортепьяно и десятки других музыкальных предметов. Хотя мне было ясно, что классическая музыка не для меня, идти в консерваторию я не хотел. Мне повезло, что в год моего выпуска из училища в ЛГИТМиКе набирали актерский курс два легендарных педагога — Лев Додин и Аркадий Кацман. Я пошел в учебный театр «На Моховой» посмотреть выпускные спектакли их предыдущего курса, а это были «Братья и сестры» Абрамова и «Бесплодные усилия любви» Шекспира. Мне настолько они понравились, что я решил поступать в театральный институт к Кацману и Додину.

— Из двух искусств, театра и музыки, какое было вам ближе тогда, и изменилось ли что-то со временем?

— Это две моих любви — театр и музыка, они со мной всю жизнь. Отдать чему-то одному предпочтение я не могу. Конечно, больше я занимался песней: писал, записывался и продолжаю это делать. При этом постепенно, с возрастом, театр стал плотнее входить в мою жизнь. Сначала это были 80-е, когда «Секрет» получил статус театра песни, и мы осуществили в Ленинграде театрально-музыкальную постановку — мюзикл «Король рок-н-ролла». В 1990-х в Израиле я попал в спектакль «Иосиф и его удивительный плащ снов». Это классический мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. В нем я исполнил одну из главных ролей — Фараона. Когда вернулся из Израиля, судьба свела меня с театром Et cetera Александра Калягина, и я стал играть там в замечательном мюзикле «Продюсеры» Мела Брукса. Потом я начал писать мюзиклы сам, и это как раз совпало с открытием Московского театра мюзикла под руководством Михаила Швыдкого, в котором был поставлен наш с Александром Шавриным мюзикл «Растратчики» по одноименной повести Валентина Катаева, где я написал всю музыку и сыграл главную роль.

А чуть позже я еще плотнее занялся театральной музыкой, и сейчас в Санкт-Петербурге и Москве идут уже пять моих спектаклей. Это «Растратчики», о которых я уже сказал, «Мама-кот» в Московском академическом театре имени Владимира Маяковского и питерском Театре эстрады имени Аркадия Райкина, «Странствия Нильса» в Театре имени Ленсовета в Петербурге, «Крем, джем & Буги-Вуги» в Санкт-Петербургском академическом театре комедии имени Н. П. Акимова, а пятый спектакль — наш с Сашей Шавриным мюзикл «Девчонка на миллион», который принял к постановке Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии. Я тоже буду в нем участвовать, в ноябре мы приступаем к репетициям. Наверное, я один из немногих людей, который пишет мюзиклы и сам в них потом играет (улыбается).

— В мюзикле «Король рок-н-ролла» вы играли Элвиса Пресли. Кто он для вас?

— Вы знаете, в юности я был настолько влюблен в битлов, что Элвис как-то прошел мимо меня. И лишь когда мы стали делать «Короля рок-н-ролла», я решил изучить предмет заново и через своих знакомых на Западе получил кучу видео с Элвисом. Посмотрел и влюбился в этого артиста. Это невероятное мастерство, безграничное сценическое обаяние и, главное, еще и потрясающая самоирония. Удивительное совмещение абсолютной звездности с простотой. Человек ясно понимает, что он звезда, что он действительно король, но при этом в нем нет никакой надутости и помпезности, как в наших эстрадных звездах. Он весьма самоироничен и все время нам как бы немного подмигивает: мол, ребята, это все игра, это все не всерьез, на самом деле я простой парень, такой же, как вы. Не говорю уже о музыкальных талантах Элвиса.

— А как вы объясняете феномен Beatles?

— А как это можно объяснить? И как объяснить Моцарта? Это необъяснимо, это нечто божественное, что снизошло на Ливерпуль в 1940-х годах, когда родились эти ребята, которые потом каким-то Божественным провидением совпали как пазл и так пришлись друг к другу, что родилось такое феноменальное музыкальное содружество — и творческое, и человеческое. Никому не удалось это повторить, хотя многие пытались.

— Есть легенда, что и «Секрет» появился под влиянием битлов, после потрясшего Ленинград студенческого спектакля «Ах, эти звезды» — стилизованного «гала-концерта» звезд мировой эстрады, в том числе

и битлов.

— Нет, давайте внесем ясность. Во-первых, «Ах, эти звезды» — это выпускной спектакль нашего курса, курса Кацмана и Додина. Из всего бит-квартета в нем играл один я — того же Элвиса Пресли, а не кого-то из битлов. Никого больше из «Секрета» там не было. И Коля Фоменко, который тоже учился тогда в ЛГИТМиКе, в этом спектакле не участвовал. Он занимался на параллельном курсе у Игоря Горбачева.

Во-вторых, наш бит-квартет никогда не пытался изображать битлов. Хотя, конечно, «Секрет» был создан под влиянием Beatles, как и все музыкальные группы после этой четверки. И мы тут не исключение. Другое дело, что образ ранних битлов — эти костюмчики, эти галстучки, это поведение и их музыкальная эстетика — довольно органично пришелся на индивидуальность нашей группы. Работать в такой эстетике пытались многие, но получилось только у «Секрета». Ну да, в Советском Союзе не существовало своих битлов, так надо было их сделать! (Улыбается.) Тем не менее мы никогда не заимствовали у Beatles ни музыку, ни стихи, все было оригинальное.

— А какие еще музыканты кроме Beatles оказали влияние на «Секрет»?

— Их было много, конечно. Кто-то одновременно с Beatles, кто-то чуть позже. На нас оказывало влияние все, что было тогда популярно. Это же другое время — не то, что сейчас, когда при таком обилии информации приходится включать «фильтр», иначе засоряются уши. А тогда все интересное, что приходило с Запада, воспринималось как подарок. Мне с этой точки зрения повезло. Мой папа являлся меломаном, и у него был американский товарищ, который присылал нам пластинки. Так что у отца собралась очень большая коллекция джазовой и эстрадной музыки.

Конечно, на нас повлиял Deep Purple. Кто же в те годы прошел мимо них? Безусловно, Queen. Чуть позже — ABBA. Из наших исполнителей влияние оказал, конечно, Высоцкий, а также «Машина времени», «Аквариум». Словом, ребята, лет на пять-десять старше нас и начавшие раньше. Вообще, прежде чем мы с автором многих первых песен «Секрета» Димой Рубиным, к сожалению, уже покойным, нашли стиль бит-квартета, мы довольно долго не понимали, как нам писать. У нас были абсолютные подражания Высоцкому, «Машине времени», кому-то еще. И вот однажды я написал музыку и сказал Диме: «Мне это нравится, я даже придумал тебе начало припева: „Подари мне завтра маленькое счастье…“, а дальше не знаю». Он ответил: «Ладно, подумаю». Думал он долго, а потом пришел и сказал: «Про маленькое счастье у меня не получилось, а получилось вот это». И дал мне текст песни «Именины у Кристины». И когда мы совместили его слова с моей мелодией, то поняли, что в такой эстетике и будем работать. Эстетике чуть наивной, немного детской, романтической и буржуазной в хорошем смысле этого слова. Поскольку у нас тогда не было ни одной буржуазной группы — аполитичной, поющей о каких-то простых житейских радостях, без комсомольских строек — с одной стороны и без протестов — с другой.

— Сказать, что на рубеже 80–90-х «Секрет» был популярен — это ничего не сказать. И вдруг в зените славы ваш коллектив распался. Почему?

— Там масса причин. Основную я вам скажу: мы исчерпали то качество, в котором начинали. Понимаете, гениальные Beatles переходили из качества в качество. Они были такими, потом другими, затем вышел «Белый альбом» — и там их вообще нельзя было узнать. Этот огромный творческий путь битлы прошли за десять лет. А «Секрет» свое наивно-детско-буржуазное качество исчерпал, и дальше мы стали каждый тянуть в свою сторону. Мне захотелось более серьезной музыки. Коле — больше буффонады и шоу. Нас просто растащило в разные стороны, мы перестали друг друга понимать. Оставаться вместе исключительно потому, что группа популярна, паразитировать на этом мне не хотелось.

Мне многие задают этот вопрос: «Как же вы на пике популярности покинули группу?» Я отвечаю: «Ребята, если любовь кончилась, надо расходиться, потому что дальше будет хуже». Никого ты не обманешь, и никакие коврижки, которые заработаешь, счастья тебе не принесут, если ты будешь это делать не по любви. Все нужно делать по любви, и только по любви.

— Тем не менее сейчас «Секрет» то сходится, то расходится. Бит-квартет все-таки жив?

— Мы пришли к соглашению, что группа существует, но существует она как одно из многих наших занятий. Во всяком случае, так у Коли и у меня. У Коли с его энергией тысяча увлечений и проектов, у меня поменьше. Мы перестали этим жить, но с удовольствием встречаемся и играем вместе.

— Уже давно, с 1996 года, существует ваша другая группа Hippoband. Ее хиты не хуже, чему у «Секрета», хотя память народная по-прежнему связывает вас в первую очередь с «Секретом». А сами себя вы с чем больше связываете?

— Ни с чем. Связывать себя с чем-либо, включая политическую партию или национальность, это неправильно.

— Почему вы в 1990-м репатриировались в Израиль?

— Если говорить о причине моего отъезда в Израиль… Мне было интересно. Про русскую культурную и религиозную жизнь я знал довольно много еще в советские годы, а вот про еврейскую, включая традиции и культуру, мало. В Израиле я был как новообращенный. Я не принял иудаизм, но что касается культуры, языка, истории — все это меня увлекло. Надо добавить, что израильское правительство приняло весьма мудрое решение: считать евреем того, кого евреем считали в нацистской Германии, то есть до третьего поколения. И такой человек имеет право быть гражданином Израиля.

— И язык выучили?

— Да.

— Это было сложно?

— Вы знаете, в Израиле обучение ивриту поставлено очень профессионально. Существует большая государственная программа по обучению репатриантов языку, и есть студии, так называемые ульпаны, где вновь прибывшие репатрианты изучают иврит с профессиональными педагогами каждый день по несколько часов на протяжении полугода. Я в такой ульпан ходил три месяца, а потом получил предложение принять участие в съемках израильского телевизионного сериала на иврите. У меня уже не было возможности ходить в студию каждый день, зато я попал в среду: в съемочной группе вообще не было русских — все, от костюмеров до моих партнеров, израильтяне. По-английски там со мной разговаривать отказались, пришлось общаться на иврите. После этих съемок были другие, потом театральные работы, затем сотрудничество с израильскими поэтами…

— А почему уехали из Израиля?

— Все-таки я взращен русской культурой, я дитя русского языка. Вернулся, во-первых, потому что соскучился по родному языку. Во-вторых, за те шесть лет, что провел в Израиле, я повзрослел, отдохнул, сбросил с себя этот секретовский груз и понял, что готов к сольной карьере. Я не был готов к ней, когда уходил из бит-квартета, я находился еще в «Секрете». Мне понадобилось все это время, совершенно другая среда и вообще иная жизнь, для того чтобы уйти, отвлечься и после вернуться. Теперь я понимаю, что мой отъезд в 1990-м в Израиль — это очень правильное решение.

— У вас много творческих увлечений. Помимо музыки и театра есть кино и телевидение. К чему больше лежит душа?

— Знаете, я не снимаюсь много в кино по причине того, что не слишком люблю это дело. Кино, на мой взгляд, неблагодарная и трудная работа. Бoльшую часть дня ты сидишь, иногда в гриме, в жаркой комнате, и только для того, чтобы потом выйти на три минуты в кадр. Кино связано с разъездами, с бытовыми неудобствами. Словом, чтобы заниматься им постоянно, его надо сильно любить. Я к таким людям не отношусь.

Театр я люблю гораздо больше. Еще и потому, что абсолютно убежден: если ты наделен киногеничностью и при этом умеешь делать карьеру — дружить, с кем надо, выпивать, с кем надо, жениться, на ком надо, ты станешь звездой. В театре этот номер не пройдет никогда. Сцена тебя обнажает, она показывает тебя таким, какой ты есть, умеешь ты или не умеешь. Вот выйди и покажи — возьмешь ты зал или не возьмешь. А в кино поставили свет, камеру, ты вышел, повернулся, улыбнулся, подмигнул и все, а дальше режиссер сам склеит то, что ему нужно.

— Николай Фоменко, с которым мы недавно встречались, сказал примерно следующее: слава, достижения — все это проходит и забывается, настоящее — это только наши дети, в которых мы действительно остаемся. Вы тоже отец. Правда, дети у вас довольно поздние. Останетесь вы в своих детях?

— А куда я денусь? Мне кажется, я, в общем-то, неплохой папа: радеющий, неравнодушный. И в этом смысле хорошо, что дети мои поздние. Если бы они родились у меня во времена «буги-вуги каждый день», так у меня и были бы буги-вуги каждый день, не до детей, а по городам и весям по четыре концерта в день.

А сейчас я могу себе позволить… Я домосед и потом еще и эпикуреец — получаю удовольствие от жизни. Люблю долгие и неспешные прогулки, люблю заниматься спортом, люблю просто быть на природе, люблю гулять с детьми и заниматься их делами. Б




Поиск


USD
66.53
-0.02
EUR
75.34
-0.01
Курс МБ на 17:20:07

Эксклюзив

Валерий ГАРБУЗОВ: Россия вступила в эпоху глобальной долговременной асимметричной конфронтации с США

БОСС-политика | Внешняя политика
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | ИСКРАН

Директор Института США и Канады Российской академии наук (ИСКРАН) — об истории и традициях ведущего отечественного научного центра американистики, значении его экспертной оценки, политической ситуации в США и очень сложных отношениях между нашими странами. (далее…)


А из нашего окна…

Такое ощущение, что мы живем не в доме, не в квартире, не на даче, а в ЖКХ. Эта аббревиатура уже стала нарицательной — чем-то вроде вуза, фио, нэпа…

А между тем это просто жилищно-коммунальное хозяйство, и вряд ли это для вас откровение. И вот это ЖКХ склоняют на все лады на всех форумах, собраниях, съездах, во всех печатных и непечатных органах, в общем, во всех проявлениях коллективной мысли. И конца этому не видно.

Но поговорим все-таки несколько о другом, хотя и близком к ЖКХ. Поговорим просто о жилье. (далее…)


Максим ЛЕОНИДОВ: все нужно делать по любви, и только по любви

БОСС-стиль | Гостиная
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива М. ЛЕОНИДОВА

Музыкант, композитор, актер, один из основателей и участников легендарного бит-квартета «Секрет», а также создатель группы Hippoband — о жизни, творчестве и двух прекрасных видах искусства, которым уже много лет отдано его сердце. (далее…)



Поздравления

Государственной Думе — 25 лет

12 декабря 2018 года Государственная Дума отметила 25-летний юбилей.
Государственная Дума является одной из двух палат российского парламента – Федерального Собрания. К ее ведению относится принятие федеральных конституционных законов и федеральных законов, контроль деятельности Правительства Российской Федерации, назначение и освобождение от должности руководителей Центрального банка и Счетной палаты, Уполномоченного по правам человека, объявление амнистии, вопросы международного парламентского сотрудничества. За 25 лет эти задачи выполняли семь созывов. Полномочия депутатов действующего, седьмого созыва начались 18 сентября 2016 года. (далее…)


МЕДСИ впервые вошла в число лидеров корпоративной благотворительности в России

Группа компаний «Медси» вошла в тройку «Лидеров корпоративной благотворительности» по итогам ежегодного конкурса благотворительных программ, а первое место в общем рэнкинге, который составляют ассоциация крупнейших грантодающих организаций в России «Форум Доноров», международная аудиторско-консалтинговая сеть фирм PwC и деловая газета «Ведомости», заняла АФК «Система». (далее…)



© 2016-2018