Издательская группа «Профи-Пресс»
   

18+


Подмосковный Бутик-отель «Сенешаль» — идеальное место для идеальной свадьбы.

Красивая легенда рассказывает о том, что Екатерина Великая по пути из Петербурга в Москву была вынуждена дольше обычного задержаться на Солнечной горе из-за отсутствия воды для своих лошадей. Больше всех, по преданию, страдал ее любимый конь Сенешаль. Потому и был издан указ о строительстве канала, результатом которого стало образование искусственного водоема, названного в честь любимца императрицы.

Эта легенда передается из уст в уста, из поколения в поколение, превращая воображаемое в неотъемлемую особенность здешних мест. Настоящее озера Сенеж не менее удивительно, чем прошлое: на берегу озера возведены палаты, достойные отдыха самой Екатерины.

Бутик-отель «Сенешаль» завораживает гостей своим царским уютом, спокойной атмосферой, авторским дизайном и безупречным сервисом. (далее…)

Свежий номер


Специальные рубрики портала


Власть

Журнал БОСС – о Михаиле Мишустине

В связи с внесением кандидатуры руководителя ФНС РФ Михаила Мишустина на пост Председателя Правительства РФ журнал БОСС знакомит читателей с архивными материалами и интервью Михаила Владимировича Мишустина. (далее…)



Финансы

НИОКР нужна поддержка

БОСС – профессия | Главная тема
Текст | Мария ЗЕМЛЯНИКИНА

Ускоренное технологическое развитие страны с опорой на собственные передовые разработки и научные решения должно стать драйвером для достижения амбициозных целей, обозначенных в президентском указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года». Однако, чтобы добиться технологического прорыва, стране необходимо усилить сферу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). (далее…)



Технологии

Свое вино

БОСС – политика | Сюжет месяца/Отрасли
Текст | Ольга АНТОНОВА

Государственная дума приступила к рассмотрению новой редакции законопроекта о развитии отечественного виноградарства и виноделия. Базовый для отрасли документ депутаты рассчитывают принять в окончательном чтении до конца года. (далее…)



Инфраструктура

Инвестиционный кодекс будет доработан

БОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Елена ДУНАЕВА

В конце 2019 года разработанный правительством проект так называемого инвестиционного кодекса — пакет законопроектов, формирующих условия ведения инвестиционной деятельности в РФ, гарантирующий инвесторам неизменность ряда регуляторных и фискальных условий, поступил на рассмотрение нижней палаты парламента и был принят в первом чтении. Но к рассмотрению во второй инстанции инвестиционный пакет должен быть существенно доработан — такова позиция как депутатов, так и бизнес-сообщества, а также некоторых чиновников. (далее…)



 

 

 

 

 

 


Большая пресс-конференция Владимира Путина

в Центре Международной Торговли в Москве состоялась ежегодная большая пресс-конференция главы государства. Пресс-конференция продолжалась 4 часа 20 минут и транслировалась в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24», Первый канал, НТВ, а также радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России». Сурдоперевод осуществлялся в прямом эфире телеканала «Общественное телевидение России» (ОТР), а также на сайте ОТР (http://www.otr-online.ru/online/).

В этом году на пресс-конференцию Владимира Путина аккредитовались почти 2000 журналистов. Что побило  рекорд прошлого года.

На традиционной регулярной встрече с журналистами в конце года Президент России подвел итоги года и результатов, которых добилась страна, а также того, что не удалось сделать, может быть, пока и почему.

Президент ответил примерно на 70 вопросов журналистов. Самыми животрепещущими оказались вопросы, связанные с социальной сферой, в частности с демографической ситуацией в стране, экологией, а также внешнеполитической обстановкой вокруг России.

Также, по традиции, пресс-секретарь Дмитрий Песков предоставил право первыми задать свои вопросы «старожилам» президентского пула, которые уже много лет с Владимиром Владимировичем, освещают всю его работу.

Валерий Санфиров, радиостанция «Маяк»: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Хотел одно спросить, но сегодня послушал прогноз погоды, сказали, что снега не будет до конца декабря. Сразу подумал, с какого антуража Вы будете записывать новогоднее обращение.

Но я не про ёлочку хотел спросить, а про климатические изменения. Все об этом говорят, но, похоже, никто не знает, что с этим делать. Чем это чревато – Ваше личное мнение на этот счёт? Какой ущерб для России могут нанести эти климатические изменения?

И ещё. В этом году, если не ошибаюсь, Россия присоединилась к Парижским соглашениям (Правительство приняло соответствующее постановление), и согласно им до 2030 года сокращение вредных выбросов должно составить от нашей страны 25–30 процентов.

Но Вы на конференции ВТБ «Россия зовёт!» – совсем недавно она была – сказали, что к этому же периоду сокращение составит до 60 процентов. Мне вот интересно, Вы впервые ошиблись или имели что-то особенное [в виду]?

Владимир Путин: Поймал. Уел.

Действительно, Россия присоединилась к Парижскому соглашению. Собственно говоря, мы заявили об этом ещё раньше, но в этом году это всё конституировано в решение в рамках соответствующего постановления Правительства. И там действительно записана цифра – 25–30 процентов от базового периода, за который принят 1990 год. Собственно говоря, так практически все страны делают, в том числе ЕС: они приравнивают начало своей работы к 1990 году, вернее, отсчёт делают с этой даты.

Но если… Как мне вывернуться-то из того, что Вы сейчас спросили… Если за 100 процентов взять, минус 30 процентов, это как раз и останется всего 70, а если иметь в виду поглощающую способность наших лесов, то, может, будет и 60. Это то, что останется. Будем считать, что я это имел в виду. Это первое.

Второе. Россия не относится к числу самых первых, самых крупных эмитентов выбросов в атмосферу. На первом месте, по данным ООН, есть разные подсчёты разных организаций, но, по данным ООН, первые места занимают Соединённые Штаты Америки и Китайская Народная Республика – по 16 процентов они эмитируют от общих выбросов, затем ЕС – 11 процентов, потом Россия – 6, потом Индия – 5.

Как вы знаете, в Парижском соглашении поставлена задача не допустить роста температуры на 1,5 процента. Удастся нам это сделать всем вместе или нет – я не знаю, потому что никто не знает на самом деле причин изменения, глобального, во всяком случае, изменения климата.

Ведь мы знаем, что в истории нашей Земли были такие периоды, когда было и потепление, и похолодание, и это может зависеть от глобальных процессов во Вселенной. Небольшой наклон оси вращения Земли и её орбиты вокруг Солнца могут приводить, и приводили уже в истории нашей планеты, к очень серьёзным изменениям климата на Земле, колоссальным, которые имели такие драматические последствия – хорошие или плохие, но они были драматическими.

И сейчас тоже. Посчитать, как современное человечество влияет на изменение глобального климата, очень сложно, если вообще возможно. Но не делать ничего тоже нельзя, я в этом согласен со своими коллегами. Поэтому во всяком случае мы должны предпринять максимальные усилия для того, чтобы климат драматически не менялся.

Что касается нашей страны, то для нас этот процесс очень серьёзным является. Темпы роста температур у нас выше, чем в среднем на планете, в 2,5 раза. У нас, как вы знаете, страна северная, 70 процентов нашей территории находится в северных широтах, у нас есть целые города за Полярным кругом, которые построены на вечной мерзлоте. Если она начнёт таять, вы представляете, какие последствия здесь могут для нас возникнуть. Очень серьёзные.

Кроме того, где-то становится, может быть, теплее, вот как сейчас в Москве рекорды очередные мы устанавливаем по температурам, но это может привести к опустыниванию некоторых территорий, и нас это касается напрямую.

Изменения климата проявляются в том числе и в росте количества различных природных катаклизмов: пожаров, наводнений и так далее. Это тоже всё нас касается напрямую. Поэтому мы делали это, будем делать, будем предпринимать усилия по тому, чтобы минимизировать последствия от этих изменений.

Роман Цимбалюк, украинское агентство УНИАН: Здравствуйте!

Действительно, у нас и у меня лично нет проблем для того, чтобы работать в России. Возможно, если бы украинские танки были бы на Кубани, то вы тоже бы немножечко к нам изменили отношение.

В.Путин: Вы имеете в виду 72-е машины или 34-е? (Смех.)

Р.Цимбалюк: У нас основной боевой танк – Т-64, произведён в Харькове.

В.Путин: Т-64 – это тоже советская машина.

Р.Цимбалюк: Вы тоже говорили, что из Советского Союза вышли.

В.Путин: Ладно. Хорошо.

Р.Цимбалюк: Если позволите, в продолжение минских переговоров. Я Вас хотел спросить, Вы могли бы назвать дату, когда Вы примете решение о расформировании оккупационных администраций в Луганске и Донецке? Потому что Вы их называете республиками, а в Минских соглашениях их нет.

И, если можно, – газовая война будет? А то складывается впечатление, что Вы не планируете нам отдавать три миллиарда долларов, согласно решению арбитража. Говорите о дешёвом газе, а мы помним, что самое дорогое для Украины – это российский дешёвый газ.

В.Путин: Итак, расформирование органов управления, затем газ. Да? И что ещё?

Р.Цимбалюк: Три миллиарда.

В.Путин: Три миллиарда.

Смотрите, что касается Минских соглашений и расформирования, как Вы сказали, органов управления в непризнанных республиках.

Первое, что хочу сказать. Представлявший Украину в Минске, после чего возникли вот эти Минские соглашения, бывший президент Порошенко Пётр Алексеевич, он настаивал на том, чтобы под этим документом были поставлены подписи руководителей двух этих непризнанных республик, они просто за горло меня взяли все вместе там, втроём, а представители этих непризнанных республик отказывались это делать. Вот я вскрою, так сказать, подноготную наших переговоров в Минске. Но всё-таки мы их уговорили, и они поставили там свои подписи. Таким образом Украина сама призналась, что такая власть существует. Это первая часть Марлезонского балета.

Вторая заключается в том, что там были проведены выборы, люди пришли и проголосовали. И это, по-моему, как раз очень демократический способ организации органов власти.

Третье. В самих Минских соглашениях есть указание прямо на то, что является правом этих республик, на что они могут, имеют право претендовать. Там всё прописано, сказано и про язык, и про местную милицию и так далее и так далее.

Следующий аспект заключается в том, что там есть (сейчас я подойду к спорным моментам), я не буду здесь ничего скрывать, здесь нет необходимости это делать. И российская общественность, и украинская должны знать, о чём там идёт речь.

Есть пункт, который говорит о выводе наёмников и иностранных войск и о закрытии границы. Закрытие границы в соответствии с Минскими соглашениями должно начаться на второй день после проведения выборов и закончиться только после всеобъемлющего политического урегулирования, которое предполагает внесение изменений в Конституцию Украины и предоставление этим республикам таких прав, которые в Минских соглашениях прописаны. Когда это будет сделано, тогда и будет полное закрытие границы.

И наконец, что касается вывода иностранных войск. Там нет иностранных войск. Да, там есть местная милиция, местные силы самообороны – они состоят из местных жителей. Мне всё время задают вопрос: «А откуда у них танки, тяжёлая артиллерия?» Послушайте, во многих «горячих точках» мира происходят различного рода конфликты и боевые действия, причём с применением танков, артиллерии и так далее. Откуда они берут? Видимо, от тех структур, государств, которые им симпатизируют. Но это их техника, а не иностранная – хочу обратить на это ваше внимание.

Что касается наёмников. Я сейчас и в Париже сказал, там есть и французы, и немцы, которые воюют и на одной стороне, и на другой. Давайте будем разбираться с этими наёмниками, но они не составляют основу этих вооружённых формирований.

Знаете, в чём самая главная проблема? Я вам говорю совершенно искренне, самая главная проблема заключается в том, что нет желания, и до сих пор как-то оно не просматривается, решать этот вопрос в диалоге с людьми. Не пытаться создать благоприятные для себя условия для решения проблем силовым способом с помощью танков, артиллерии и авиации. Я вот сказал: авиацию применяли. Действующий Президент Украины говорит: какую авиацию? Он забыл даже об этом, не знает. Применяли, понимаете?

Когда мы избавимся от этого или руководство Украины избавится, на мой взгляд, от абсолютно ошибочного подхода в принципе к решению проблемы, а перейдёт к диалогу, вот тогда можно будет и решить. Записано – нужно будет восстанавливать экономическую и прочую инфраструктуру. Взяли своим решением и отрезали эту территорию от Украины, потому что ввели блокаду. Москва, что ли, блокаду ввела? Это же киевские власти ввели блокаду этих территорий.

Но здесь тоже, надеюсь, есть подвижки. Уже, как вы знаете, там произошло изменение в этом смысле к лучшему, есть, во всяком случае, переходы, разминирование идёт. Этого не достаточно, ещё нужно многое будет по этому вопросу сделать, чтобы конкретные люди, которые там проживают, жили лучше. Но сделать можно.

Если встать на эту позицию, на позицию договорённостей, диалога, то тогда проблема будет решена. Если будут предприниматься и дальше попытки силовым способом задушить, я думаю, что вряд ли это можно будет сделать. Эта известная фраза: «Донбасс порожняк не гонит», – она, знаете, конечно, хулиганская, бойцовская, но она в душе у людей есть. Там гордые люди живут, поэтому вряд ли удастся решить эту проблему с помощью каких бы то ни было силовых решений.

Газовая война. Вы сказали по поводу трёх миллиардов. Обращаю Ваше внимание, что часть наших резервных средств из Фонда национального благосостояния России вложена в украинские ценные бумаги – три миллиарда долларов как раз. Есть уже решение суда в Лондоне по этому поводу, которое не исполняется.

Что касается газовых отношений – это сложная, очень чувствительная тема. Мы хотим решить эту проблему. Я убеждён, как юрист по базовому образованию, что это решение Стокгольмского арбитражного суда носит не юридический, не правовой характер, а скорее политический. Одно из обоснований (сидящим здесь тоже покажется это странным, но это интересно) решения Стокгольмского суда, там прописано: «…в связи с тяжёлым экономическим положением на Украине». Чушь какая-то просто. Но написали. Хоть воздержались бы от такой записи.

Ну ладно, решение суда есть, это правда, и мы должны из этого исходить. Мы будем исходить из этого и будем искать приемлемое для всех решение, в том числе и для Украины, сохраняя, как я уже многократно говорил, несмотря на строительство новых инфраструктурных объектов, таких как «Северный поток – 1», «Северный поток – 2», «Турецкий поток», будем сохранять транзит через Украину. Вопрос в объёмах этого транзита и в сроках, на которые можно заключить контракт.

При этом хочу обратить Ваше внимание на то, что мы не собираемся заключать на какой-то срок контракт, с тем чтобы потом прекратить транзит. Нет, мы в этом сами заинтересованы, мы хотим, это удобный маршрут.

Кстати говоря, украинский маршрут в Европу длиннее, чем маршрут по Балтийскому морю, он длиннее и просто для нас дороже. Но всё-таки в Центральную и Южную Европу это тоже маршрут отработанный, хороший, мы готовы его сохранять. И готовы были бы и поставлять на Украину газ со скидкой (кстати говоря, я уже говорил) 20–25 процентов, это можно сделать.

И тогда можно было бы и для конечного потребителя снизить, а не повышать, как запланировано у вас сейчас. С 1 января следующего года все льготы, насколько я знаю, отменяются, средний уровень цены на газ будет где-то за 300 долларов для всех категорий потребителей, включая физических лиц.

Я думаю, что мы договоримся. Кстати говоря, мы на пути к этим договорённостям. И мы будем стремиться к тому, чтобы и украинская сторона была довольна этими договорённостями. У нас нет никакого желания обострять ситуацию в энергетике и как-то использовать это для влияния на ситуацию на самой Украине.

Мы заинтересованы в том, чтобы и Украина получала нормально ресурс, и чтобы наши потребители в Европе были спокойны за то, что у нас нормальные отношения с нашими соседями и всё будет идти по плану.

Дмитрий Саймс, Первый канал, «Большая игра»: Господин Президент, два дня назад были приняты в американском Конгрессе законопроекты о санкциях против России. Причём таким большинством, что Президенту Трампу очень было бы трудно сохранить своё вето.

И, как Вы наверняка знаете, вчера палата представителей приняла акт импичмента. Это тот контекст, в котором ему приходится принимать решения по внешней политике в целом и более конкретно, конечно, в отношении России.

В этой ситуации какие, Вы считаете, у Вас и у России возможности попытаться сохранить или усилить диалог с Соединёнными Штатами до конца президентства Трампа? Что Вы можете сделать для стратегической стабильности, ну и более конкретно, для продления Договора о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3?

В.Путин: Что касается продления нашего диалога до конца президентства Трампа, Вы как будто уже ставите вопрос о том, что оно заканчивается. Я в этом как раз не уверен. Ещё нужно пройти Сенат, где у республиканцев, насколько мне известно, большинство, и вряд ли они захотят представителя своей партии отстранять от власти по каким-то, на мой взгляд, абсолютно надуманным причинам.

Это просто продолжение внутриполитической борьбы, и одна партия, которая проиграла выборы, Демократическая партия, она добивается результатов уже другими способами, другими средствами, предъявляя Трампу то обвинения в сговоре с Россией, потом выясняется, что никакого сговора не было, это не может лечь в основу импичмента. Теперь давление на Украину какое-то придумали. Не знаю, в чём там дело… Но это вашим конгрессменам виднее.

Что касается тех решений, которые принимаются в [отношении] России. Они же принимаются людьми, которые ответственности за эти решения практически не несут. Это же не исполнительные органы власти, а представительные, они законы должны принимать. Они принимают такие решения в отношении России.

Безусловно, это будет сказываться на уровне наших межгосударственных отношений. Мы знаем общий подход, который заключается в том, что США с нами будут работать там, где им интересно и выгодно, и будут сдерживать в то же время Россию с помощью решений подобного рода. Мы тоже, зная это, будем поступать зеркальным образом, и всё. Ничего хорошего в этом нет. Это абсолютно недружественные акты в отношении России.

Хотят помочь Украине сохранить транзит. Я только что говорил коллеге из Украины: мы и сами хотим сохранить транзит, мы в этом заинтересованы в любом случае и будем это делать. Если хотели помочь, лучше бы денег дали. Почему денег-то не дают Украине? Дали бы им возможность субсидировать.

Смотрите, ведь денег почти не дают, дают только гарантии на возможные кредиты, а это же не живые деньги – реальной поддержки нет. А МВФ в то же время, где руководят США, требует, чтобы отменили все льготы на энергоносители, в том числе на газ. И сейчас у населения опять будет скачок.

Другие западники, ЕС, требуют, чтобы «кругляк» обязательно вывозили, разрешили вывозить в Европу. От Карпат скоро ничего не останется – голые скалы там будут, если будут «кругляк» вывозить. Вроде как поддерживают нынешний украинский режим и руководство, а в то же время, на мой взгляд, совершенно наносят какие-то серьёзные удары.

Теперь требуют, чтобы землю начали продавать. Для украинцев земля сакральное значение имеет, и я могу это понять: это «золотые» земли. Конечно, оппозиция сразу же воспользовалась этим, начинает там наносить теперь внутриполитические удары по Зеленскому.

Нас в чём-то обвиняют в отношении Украины, хотят якобы помочь, а хотят на самом деле что сделать, чтобы Украина пополняла свой бюджет за российский счёт. Сами дайте денег, помогите, дайте по льготным ставкам кредиты хорошие на долгий период. Ничего нет.

Тем не менее мы заинтересованы в развитии и поддержании отношений с Соединёнными Штатами и будем это делать вне зависимости от того, кто находится в Белом доме или кто контролирует обе палаты Конгресса США.

Есть ли здесь какие-то у нас перспективы? Я думаю, есть. Вы сами упомянули одну из тех основ, на основе которых мы должны строить наши отношения, – это вопросы глобальной безопасности, в том числе СНВ-3. Мы дали наши предложения, я уже говорил и хочу ещё раз повторить: мы вплоть до конца года готовы просто продлить, просто взять и продлить действующее соглашение о СНВ-3.

Если завтра пришлют нам по почте, или мы готовы подписать и послать в Вашингтон, пусть поставят там свою подпись соответствующие руководители, в том числе и Президент, если они готовы. Но пока на все наши предложения нет никакого ответа. И если не будет СНВ-3, то вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений. И это, на мой взгляд, плохо.

Александр Христенко, телеканал «Россия», ВГТРК: Здравствуйте. Владимир Владимирович, наш Фонд национального благосостояния растёт, там триллионы и в следующем году ожидается ещё больше. Но наши руководители финансового блока, как всегда, спорят, в том числе в этом зале не так давно: всё-таки копить или тратить? На Ваш взгляд, нужно ли больше тратить, в том числе для того, чтобы подстегнуть экономический рост? И в связи с этим опять же вопрос: почему мы так боимся инфляции?

В.Путин: Начну с завершения Вашего вопроса. Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно её таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря.

Поэтому что же нам инфляция? Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чём дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели.

Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные – 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента.

Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель.

Тратить или не тратить, следующий Ваш вопрос. Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счёт Фонда национального благосостояния.

Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на расшивку БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там узкое горлышко создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в расшивку БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо.

Поэтому, да, мы видим изменения на рынке угля, скажем, в Европе, нам нужно обеспечить развитие Восточного полигона, и мы тоже – в том числе, возможно, из Фонда национального благосостояния – будем это делать.

Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе, сейчас эти средства накоплены – 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что у таких фондов есть ещё, может быть, самое главное предназначение – это обеспечить стабильность национальной валюты. И фонд это делает. Это в известной степени подушка нашей безопасности.

Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение доходов федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое – это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее.

Гусев Евгений, МИЦ “Известия”

Евгений Гусев, мультимедийный информационный центр «Известия» и Пятый канал: Здравствуйте, господин Президент! Вопрос касается санкций и политического давления со стороны Евросоюза. Одна яркая иллюстрация. Совсем недавно в Латвии запретили вещание нескольких российских каналов, включая наш Пятый канал. Ситуация складывается очень неприятная. Честно говоря, сейчас есть конфликт и в Эстонии у наших коллег, да и в других странах.

Вы знаете, за последнее время ситуация не улучшилась, только ухудшилась. Мы видим это по отношению к России в Евросоюзе. Как Вам кажется, может ли она измениться к лучшему, особенно с учётом того, что все мы понимаем бессмысленность этих санкций? И насколько сильно это давление отражается на России и как оно будет отражаться дальше?

В.Путин: Мы неоднократно ведь обсуждали эту тему. Есть разные, примерно сводящиеся к одному и тому же оценки последствий этих санкций для всех участников этого малоприятного процесса. Для Евросоюза где-то подсчёт под 50 миллиардов евро. Не помню, по-моему, Всемирный банк насчитал нам где-то 50 миллионов долларов. Для Федеративной Республики, не помню, по-моему, 750 миллионов в месяц, что ли, потери.

Потери большие. За ними стоят не просто деньги и суммы какие-то. Рабочие места стоят в том числе, потеря рынков, в том числе российского рынка. На наш рынок просто приходят другие участники международных экономических отношений.

В принципе мы за полную нормализацию, тем более что, действительно, ничего здесь эффективно не работает. Есть и минусы для нас, тем не менее, но есть и плюсы, они тоже очевидны. То же самое – развитие сельского хозяйства, скачок какой в развитии: 24 миллиарда у нас получилась экспортная выручка – просто невероятно! Никто бы несколько лет назад не поверил в это. Мы истратили, и не без пользы, огромные деньги, там триллионами измеряется, на импортозамещение, если взять из всех источников. Но результат какой!

Допустим, в России никогда не было вертолётного моторостроения. Теперь есть, мы построили заводы, в том числе в Петербурге, и прежде всего в Петербурге. У нас не было двигателей для морских судов, не было просто в России такой отрасли. Оказалось, что это отдельная отрасль целая. У нас теперь есть, причём нового поколения, эффективно работающая. Мы целую отрасль создали, науку, школу, производство развернули. В сфере обороны просто огромный рывок сделан. Ещё тоже не всё сделано, но рывок очень заметный, очевидный.

Так что лучше, конечно, избавиться от политически мотивированных ограничений в области экономической деятельности. Это наносит колоссальный ущерб мировой торговле и мировой экономике. Там же оценки есть. Скажем, США вводят ограничения в отношении Китая – это тоже санкции на самом деле – это отражается на всей мировой экономике, мировой уровень торговли сразу упал.

Если дальше это будет продолжаться, и дальше будет падать. Но вроде там наладился какой-то прогресс, слава богу, в их отношениях. И мы от этого тоже страдаем, потому что это отражается на нас, на востребованности наших основных экспортных товаров и так далее.

Поэтому ничего хорошего в этом нет, но наша экономика, это я могу совершенно с полной ответственностью заявить, адаптировалась к внешним шокам, а национальная валюта, тоже так, между прочим, стала гораздо более устойчивой и в связи с возможными колебаниями [цен] на энергоносители. В этом смысле происходит определённое «отстёгивание» нашей экономики и национальной валюты от мировых рынков нефти.

Владимир Кондратьев, телеканал НТВ: Владимир Владимирович, у меня вопрос по внутренней политике. Демографическая ситуация, как мы знаем, в этом году осложнилась, в прошлом тоже, но в этом году рекордный отрицательный результат. Это связано, конечно, прежде всего с девяностыми годами, с низкой рождаемостью. Но нужно ли сейчас восполнять убыль населения за счёт притока мигрантов из бывших советских республик, особенно из южных республик? Это вызывает недовольство значительной части россиян.

И как поможет здесь действующий нацпроект «Демография»? А может быть, у государства есть другие действенные меры, например, упрощение или, может, ослабление законодательства о предоставлении гражданства русскоговорящим соотечественникам?

В.Путин: У нас, я считаю, много ещё можно сделать, что касается миграционных потоков.

Решение демографической проблемы в мире имеет только два подхода (в мире и вообще). Это увеличение рождаемости, естественный прирост населения, и миграция. В Канаде, например, целое министерство работает, по-моему, занимается миграцией. Но что они делают? Они не просто всех подряд принимают, они принимают людей определённого возраста, здоровья и уровня образования. По большому счёту, нам нужно подходить именно так к миграционному притоку.

Конечно, проще адаптироваться к российским условиям людям, которые уважают русскую культуру, знают её, владеют русским языком. Поэтому это легче, скажем, для белорусов, для украинцев, для тех же молдаван – просто проще это делать. И местное население воспринимает это более спокойно. У нас 3 миллиона украинцев сейчас живёт и ещё примерно столько же приехало после трагических событий на Донбассе.

Сложнее адаптироваться людям, скажем, из Средней Азии. Там что мы должны делать? Там просто нужно внедрять наши системы образования, открывать курсы по русскому языку, школы российские, филиалы наших вузов, и тогда и приезжающие сюда люди будут чувствовать себя более комфортно, и не будет такого раздражения у местных людей, у местных жителей, когда они сталкиваются с неуважением к нашей культуре, к нашей истории. Это касается, кстати говоря, не только выходцев из Средней Азии, это касается и внутренних мигрантов, скажем, с Северного Кавказа.

Мы сейчас говорили о Чечне, о любой другой [республике], о Дагестане, скажем. Некоторые ведут себя, прямо скажем, так, как дома бы они себя не вели. Поэтому это тоже вызывает раздражение. Но это не значит, что мы должны запретить людям куда-то переезжать. Экономика требует притока иммигрантов, а отсутствие должного количества людей на рынке труда и должной квалификации уже сегодня является объективным фактором сдерживания экономического роста.

Но только делать нужно всё это с умом и соответствующим образом к этому подходить. Внутри страны просто нужно, чтобы общественность соответствующих наших субъектов Федерации работала внутри своих собственных образований национальных, республик, с тем чтобы люди, переезжая из одного региона нашей общей Родины, чувствовали себя комфортно и в то же время тоже уважали местные обычаи, законы, правила. Мне кажется, всё это можно делать и нужно делать, если подходить к этому на системной основе.

Андрей Добров, МИЦ «Известия»: Владимир Владимирович, очень простой вопрос, очень короткий. Вы к нему подводили, но почему-то за всё это время никто не спросил. Вопрос о росте благосостояния граждан. Собственно, когда он произойдёт, очень хочется знать? Мы уже говорим об этом, в общем-то, давно. Хотелось бы уже вырасти.

В.Путин: Я взял последние данные по всем основным показателям. Я понимаю, о чём Вы спрашиваете. Действительно, в последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан, и это очень плохо. Это одна из наших проблем, которые мы, безусловно, должны решать, но решать мы это должны на основе роста производительности труда и роста ВВП, это совершенно очевидно.

К этому нам нужно стремиться, потому что всё другое, в том числе, скажем, раздача денег из резервных фондов, это ни к чему не приведёт, они быстро закончатся. А если конъюнктура на внешних, в том числе нефтяных рынках изменится, то и источник иссякнет. Поэтому нам нужно фундаментальные вопросы решать развития экономики и на этой базе поднимать уровень заработной платы.

Уровень заработной платы за прошлый год немножко подрос. Немножко растут и реальные доходы. За III квартал мы это очевидно наблюдаем. Но этого недостаточно, безусловно.

Повторяю, нужно уделить этому больше внимания. У нас очень много вопросов, связанных с самой заработной платой в образовании, в здравоохранении. О здравоохранении я сейчас только что говорил подробнее, что там, на мой взгляд, нужно сделать в качестве первых шагов. Будем над этим, безусловно, работать, над всем, что я сейчас сказал.

Екатерина Надольская, Russia News: Вы знаете, что очень много заводов в Красноярске находится в черте города. И люди митингуют, люди пытаются сказать, что люди просто задыхаются, умирают, строят уже третий онкоцентр в Красноярске, и власти как будто этого не видят. У меня вопрос: будут ли приниматься какие‑то меры, чтобы следующим летом этого ада, который был сейчас в Красноярске, чтобы его не повторилось?

В.Путин: По поводу экологической ситуации в Сибири, в некоторых других регионах. Да, действительно ситуация там далека от благополучия.

Что касается пожаров, то их в этом году было много. В том числе это касается таких мест, надо прямо это сказать, где тушить их достаточно сложно: в одну сторону на самолёте только 600 с лишним километров. Понимаете, что это такое? У нас территория такая. А дым идёт оттуда очень даже, если роза ветров позволяет или роза ветров такая, что она тащит это к крупным городам, с этим трудно что‑либо поделать.

К сожалению, как правило, все эти пожары носят рукотворный характер, это результат деятельности «чёрных» лесорубов либо даже и не «чёрных», но людей, которые считают, что нужно избавляться от каких‑то отходов своего производства, и в быту люди часто там занимаются тем, что жгут траву, листву и так далее. Нужно почаще и более целенаправленно работать с людьми на этот счёт, с тем чтобы не допускать ничего подобного.

Конечно, нужно совершенствовать систему лесоохраны, мы сейчас это будем делать. Мы будем на федеральный уровень переводить ряд полномочий, и это касается прежде всего авиационной лесоохраны, это касается контроля и это касается лесоустроительных работ – эти функции будут возвращены на федеральный уровень.

Кстати говоря, площадь лесов на квадратный гектар у нас достаточно большая, но чемпионы в этом отношении не мы: первое место занимает Канада, на втором месте – США, и на третьем – Россия. Это не значит, что мы такие молодцы, это значит, что проблема всё равно существует, просто она характерна для многих стран мира, но для нас в том числе. В прошлом году в декабре последние пожары там где‑то были закончены, прекращены, а где‑то в феврале уже начались в других местах – у нас нон‑стоп это идёт, к сожалению, и эта проблема связана в том числе с изменением климата. Я об этом говорил в начале нашей встречи.

Теперь по поводу экологии и экологических проблем. Вы знаете, что мы внедряем, у нас принят закон о внедрении современных доступных технологий, наилучших доступных технологий, НДТ так называемых, и на первом этапе 300 предприятий, которые оказывают наибольшее негативное воздействие на окружающую среду, должны принять соответствующие программы реновации. Эта работа идёт, 12 предприятий уже защитили свои программы. Их работа в этом отношении признана соответствующей предъявляемым требованиям. Но этого недостаточно. Конечно, эта работа будет продолжаться и по другим 300 крупнейшим эмитентам.

А по городам, их двенадцать, в которых наиболее неблагоприятная ситуация, в том числе и по Красноярску, приняты отдельные программы, там представители промышленности должны будут защитить соответствующие планы своего развития. И руководители регионов должны будут соответствующим образом поработать.

Такие планы должны быть и по Красноярску. Я хочу Вас заверить в том, что мы не оставим этот вопрос, будем напряжённо над ним работать. Это одна из приоритетных задач в ближайшие годы для нашей страны.

Елена Черышева, Sputnik Эстония

Елена Черышева, Sputnik Эстония: Здравствуйте!

Да, Владимир Владимирович. Два месяца назад «Спутник-Эстония» подвергся экономической блокаде. Банки под прикрытием санкций запретили все транзакции, перечисления из МИА «Россия сегодня» на личные счета наших сотрудников, нашим контрагентам, в налоговый департамент, наши налоги тоже заморожены, они не могут дойти до адресата. Спецслужбы разговаривали с нашим арендодателем. Они на него надавили, и он вынужден прервать с нами договор аренды.

И наконец, два дня назад полиция стала рассылать письма всем нашим сотрудникам, в которых очень чётко говорится: МИА «Россия сегодня», оказывается, по их мнению, находится в санкционном списке, и поэтому мы, все сотрудники, несём уголовную ответственность. Со 2 января, нас предупредили, если мы до конца этого года не разорвём трудовые отношения с МИА «Россия сегодня», то к нам будут применены санкции.

Это немыслимо, на мой взгляд, для страны, которая себя позиционирует как демократическая. Я прошу у Вас помощи. Что может сделать государство российское для российских журналистов, которые борются с цензурой на Западе? И дайте, пожалуйста, оценку действиям эстонских властей.

В.Путин: К сожалению, мы можем сделать здесь немного. Вы делаете много, я считаю. То, что Вы сейчас об этом сказали, это уже не может пройти незамеченным. Когда я слышу вещи подобного рода, меня они очень удивляют, потому что нас всё время пытаются обвинить в каких‑то смертных грехах, в том числе в давлении на независимые средства массовой информации, а сами делают всё то же самое, в чём нас обвиняют. Это, конечно, удивительный цинизм.

Но, к сожалению, должен Вам сказать, что принятие мер на государственном уровне, связанных с какими‑то ограничениями и прочее, будет малоэффективным, потому что будет лить воду на мельницу тех, кто как раз и хочет растаскивать наши страны, наши народы, а мы не должны им помогать это делать. И как бы ни было неприятно, надо всё‑таки добиваться возможности работать и в этих странах, которые боятся вашей информации, боятся вас и боятся правды, которую вы несёте своим зрителям и слушателям. По‑другому нельзя понять, почему тогда препятствуют вашей деятельности. Видимо, просто боятся вашей информации, боятся вашего влияния на умы людей.

А свобода распространения информации относится к одной из фундаментальных свобод современного демократического мира. Но, к сожалению, не все, видимо, действуют в этой парадигме, а работают в рамках других правил, которые сами для себя и прописывают.

Ничего не поделаешь, мир сложен и разнообразен. Мы со своей стороны будем делать всё, для того чтобы поддержать Вас, где бы это ни было, но доступными и такими методами, чтобы не повредить нашим межгосударственным отношениям.

Посмотрим, что можно сделать дополнительно.

Источник: http://www.kremlin.ru/




Поиск


USD
77.29
0.00
EUR
89.75
0.00
Курс МБ на 23:50:00

Эксклюзив

Мы здоровы или нет?

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Мария ОЗЕРЦОВА

Значимость такого фактора, как состояние здоровья населения, трудно переоценить для социального и экономического развития страны. И понятно, что сохранение и укрепление здоровья нации — одна из первоочередных задач национальной политики. Однако усилий одного государства недостаточно. Многое зависит от выбора и поведения самих людей и того образа жизни, который каждый из нас определяет для себя сам. (далее…)


БОСС-политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Юрий КУЗЬМИН

Североатлантический альянс переживает кризис. (далее…)


Сергей МАЗАЕВ: то, что я делаю, мне нравится

Фото: Даниил Головкин

БОСС – стиль | Гостиная
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Мазай коммуникейшенс, Даниил ГОЛОВКИН, Владимир ГОРБЕЛЬ

Музыкант, певец, бессменный солист группы «Моральный кодекс», заслуженный артист РФ и истинный народный артист России Сергей Мазаев — о музыке и своем пути в ней, максимах, которым вот уже 30 лет следует легендарный «Моральный кодекс», а также о своих разнообразных профессиональных предпочтениях, некоторые из которых вылились в продюсерские проекты. (далее…)



Поздравления

Юбилей

12 апреля отмечает 70-летие заместитель генерального директора — директор по специальным проектам и инициативам АО «Концерн Росэнергоатом»

Павел Леонидович Ипатов. 

Павел Леонидович Ипатов родился 12 апреля 1950 года в селе Асбестовском Свердловской области.

В 1969 году окончил Уральский политехнический техникум (г. Свердловск), в 1975 году — энергетический факультет Уральского политехнического института в Свердловске (квалификация «Инженер-электрик», специальность «Электрические станции»), а в 1991 году — отделение «Управление» Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР (г. Москва).

Трудовую деятельность П. Л. Ипатов начал после окончания политехникума на ТЭЦ Кузнецкого металлургического комбината (г. Новокузнецк, Кемеровская область), где работал с 1969 по 1972 год.

Со второй половины 1970-х профессиональный путь Павла Леонидовича развивается в энергетической отрасли. Здесь он, проработав на ведущих энергетических объектах Советского Союза и пройдя все ступени карьерной лестницы, приобрел заслуженную репутацию блестящего специалиста и опытного управленца.

С 1975 года П. Л. Ипатов работал на разных должностях на электростанции «Донбассэнерго» Минэнерго УССР, в 1976–1980 годах — старшим дежурным электромонтером, начальником смены электроцеха Углегорской ГРЭС Минэнерго УССР. Затем Павел Леонидович участвовал в строительстве Южно-Украинской АЭС ВПО «Союзатомэнерго» Минэнерго СССР, с 1980 по 1983 год был начальником смены электроцеха, начальником смены реакторного цеха строящейся АЭС. (далее…)



© 2016-2020