Издательская группа «Профи-Пресс»
   

18+


Подмосковный Бутик-отель «Сенешаль» — идеальное место для идеальной свадьбы.

Красивая легенда рассказывает о том, что Екатерина Великая по пути из Петербурга в Москву была вынуждена дольше обычного задержаться на Солнечной горе из-за отсутствия воды для своих лошадей. Больше всех, по преданию, страдал ее любимый конь Сенешаль. Потому и был издан указ о строительстве канала, результатом которого стало образование искусственного водоема, названного в честь любимца императрицы.

Эта легенда передается из уст в уста, из поколения в поколение, превращая воображаемое в неотъемлемую особенность здешних мест. Настоящее озера Сенеж не менее удивительно, чем прошлое: на берегу озера возведены палаты, достойные отдыха самой Екатерины.

Бутик-отель «Сенешаль» завораживает гостей своим царским уютом, спокойной атмосферой, авторским дизайном и безупречным сервисом. (далее…)

Свежий номер


Специальные рубрики портала


Власть

Журнал БОСС – о Михаиле Мишустине

В связи с внесением кандидатуры руководителя ФНС РФ Михаила Мишустина на пост Председателя Правительства РФ журнал БОСС знакомит читателей с архивными материалами и интервью Михаила Владимировича Мишустина. (далее…)



Финансы

НИОКР нужна поддержка

БОСС – профессия | Главная тема
Текст | Мария ЗЕМЛЯНИКИНА

Ускоренное технологическое развитие страны с опорой на собственные передовые разработки и научные решения должно стать драйвером для достижения амбициозных целей, обозначенных в президентском указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации до 2024 года». Однако, чтобы добиться технологического прорыва, стране необходимо усилить сферу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). (далее…)



Технологии

Свое вино

БОСС – политика | Сюжет месяца/Отрасли
Текст | Ольга АНТОНОВА

Государственная дума приступила к рассмотрению новой редакции законопроекта о развитии отечественного виноградарства и виноделия. Базовый для отрасли документ депутаты рассчитывают принять в окончательном чтении до конца года. (далее…)



Инфраструктура

Инвестиционный кодекс будет доработан

БОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Елена ДУНАЕВА

В конце 2019 года разработанный правительством проект так называемого инвестиционного кодекса — пакет законопроектов, формирующих условия ведения инвестиционной деятельности в РФ, гарантирующий инвесторам неизменность ряда регуляторных и фискальных условий, поступил на рассмотрение нижней палаты парламента и был принят в первом чтении. Но к рассмотрению во второй инстанции инвестиционный пакет должен быть существенно доработан — такова позиция как депутатов, так и бизнес-сообщества, а также некоторых чиновников. (далее…)



 

 

 

 

 

 


В условиях острой необходимости пополнения бюджета

Заплатит ли менеджмент по долгам компаний? – Комментарии экспертов Б-О

Ольга Пономарёва

Ольга Пономарёва

Ольга Пономарёва, управляющий партнер, Группа юридических и аудиторских компаний «СБП», г. Москва

– Практика, когда топ-менеджеры отвечают за долги предприятия применяется в нашей стране уже достаточно давно – возможность привлечения к субсидиарной ответственности руководителей и учредителей записана в законе «О несостоятельности (банкротстве)».
Другое дело, что сегодня изменилось отношение налоговой инспекции к таким возможностям закона. Налоговики все чаще предлагают арбитражным управляющим привлечь к такой ответственности предпринимателей. Не стоит забывать, что закон о банкротстве позволяет им самостоятельно обращаться с таким заявлением в суд.

Кроме этого, на практике налоговики применяют еще один «хитрый» способ: руководитель или ликвидатор должника привлекается к административной ответственности за неисполнения обязанности по подаче заявления о признании юридического лица банкротом в суд в случае наличия признаков недостаточности имущества или неплатежеспособности. Суд выносит постановление привлечь руководителя к ответственности – вроде бы вред небольшой – штраф 5 000 р. по ст 14.13 п. 5 КоАП. Однако, именно этот документ потом может сыграть определяющую роль при привлечении руководителя к субсидиарной ответственности в деле по банкротству, т.к. он устанавливает наличие вины и арбитражному суду зачастую достаточно просто факта наличия такого постановления.

В условиях острой экономической необходимости пополнять бюджет, налоговая инспекция, скорее всего, не будет пропускать ни одного банкротного дела, где есть недоимка, без попыток получить ее с конкретного физического лица.

Вопрос в том, как будут относиться к этому суды. Надеюсь, что судьи будут разбирать субъективные обстоятельства дела, оценивать предоставленные доказательства на наличие причинно-следственной связи, вины руководителя, размера ущерба, а не просто выносить решения о привлечении к ответственности ради общей тенденции пополнения бюджета.

Основными «пострадавшими» от такой практики будут именно руководители компаний. Если эта тенденция будет усиливаться, то, на мой взгляд, вакансии топ-менеджеров станет очень трудно закрывать. На практике зачастую за директорскими решениями стоит воля учредителей или иных контролирующих должника лиц, формально с ним не связанных, но являющихся выгодоприобретателями, а директор просто получает зарплату. Хотя закон о банкротстве содержит определение таких лиц и их признаки, но реально механизма привлечения их к ответственности в российском законодательстве нет. С учетом размера недоимок, которые сейчас доначисляет налоговики и принципа его доначислений (это касается особенно дел, где есть фирмы-однодневки) огульное применение института субсидиарной ответственности к топ-менеджерам лишает его принципа справедливости – ведь наемный топ-менеджер вряд ли заработал те самые десятки миллионов рублей недоимки, которые он должен будет выплачивать. Наемным топ-менеджеры я бы посоветовала запасаться доказательствами того, что выгодоприобретатели (контролирующие должника лица) давали ему обязательные указания, которые и привели к возникновению недоимки.

Такой подход государства к налоговым долгам однозначно повысит ответственность топ-менеджеров. Кроме этого, сложнее будет находить людей, которые «имитируют» управление компанией, ставят подписи и не принимают реального участия в принятии бизнес-решений. А реально работающие топ-менеджеры будут тщательнее задумываться над тем, под чем они ставят свою подпись и какие последствия могут быть от принятых ими решений.

 

Андрей Лебедев

Андрей Лебедев

Андрей Лебедев, генеральный директор ГК «Крикунов и Партнеры»:

– После принятия ряда судебных решений о возможности взыскания с физического лица – руководителя организации – ущерба, причиненного бюджету Российской Федерации вследствие неуплаты организацией налогов по вине такого руководителя, в бизнес-сообществе заговорили о новой тенденции в правоприменительной практике к привлечению топ-менеджеров компаний к имущественной ответственности по налоговым долгам их компаний и о вызванном такой тенденцией ухудшении инвестиционного климата нашей страны.

Однако прежде чем бить тревогу, стоит разобраться, кого, действительно, могут привлечь к ответственности и на каком основании. Подчеркнем, что в данном случае речь идет не о взыскании долга по налогам организации с физического лица (так как обязанность по уплате налогов лежит на юридическом лице и не может быть возложена на работника), а именно о возмещении ущерба, причиненного бюджету умышленными преступными действиями руководителя организации.

В принятых на сегодняшний день судебных актах, допускающих возможность возложения имущественной ответственности на физическое лицо, речь идет о руководителях, в отношении которых вступили в законную силу приговоры по уголовным делам, согласно которым они были признаны виновными в совершении преступления (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации). То есть, привлечь к имущественной ответственности по долгам компании работников, в том числе топ-менеджеров, которые не совершили (не признаны судом виновными в совершении) налогового преступления, нельзя.

Принятые в текущем году судебные решения не установили какой-то новый вид ответственности топ-менеджеров компаний, однако, теперь, когда такой механизм установлен, руководителям и сотрудникам компаний, ответственным за уплату налогов в бюджет, стоит иметь в виду, что в случае совершения ими налогового преступления, им грозит не только уголовная ответственность, но и реальная возможность возложения на них обязанности возместить имущественный вред государству, причиненный их преступными действиями.

 

Елена Корнетова

Елена Корнетова

Елена Корнетова, руководитель Управления налогового и бухгалтерского консалтинга, ФинЭкспертиза:

– Полагаю, в определенной степени данная норма повысит ответственность менеджмента компаний и даст толчок к пересмотру подхода в оценке налоговых рисков – приоритеты, скорее всего, будут смещены с риска компании на персональный риск. Но нужно отметить, что на крупных и публичных предприятиях, госпредприятиях, ответственность топ-менеджмента и до выхода значимого определения Верховного Суда, как правило, была весьма высокой. Вторым последствием я бы назвала рост ожиданий топ-менеджеров в части повышения размера вознаграждения (за “риск”), поскольку, зачастую, руководящий состав средних предприятий находится под давлением собственников компании, в том числе, в вопросах исчисления налогов. На этой волне, скорее всего, вырастут запросы директоров и в крупном бизнесе. Воплотятся ли эти ожидания в жизнь и в какие сроки – покажет время, ведь сейчас в экономике России не самый стабильный период.

 

Антон Толмачев

Антон Толмачев

Антон Толмачев, генеральный директор юридической компании ЮрПартнерЪ:

– Сама по себе норма об ответственности должностных лиц организации за долги, возникшие по их вине, существует довольно давно; дело в том, что она не применялась на практике. Конечно, для правовой системы важно, чтобы нормы не «пылились» в кодексах и законах, а действительно работали, но это идеал, к которому мы пока не пришли. Решение ВС РФ в данном случае – это как раз «введение» нормы в правоприменительную область, однако хорошо это или плохо, говорить пока рано. С одной стороны, конечно, хорошо – норма прямо говорит, что управленец возмещает вред (допустим, долги по налогам) только при наличии вины, значит, его ответственность не безусловна, а зависит от определенных факторов. То есть как минимум фискальным органам нужно будет доказать вину менеджера в неуплате организацией налогов. Первый пример из практики, который приходит в голову: компания, имея задолженность, и, кстати, не обязательно перед бюджетом, вместо выплаты этой задолженности уводит поступающие на счет деньги – снимает наличными, переводит аффилированному лицу, направляет на дивиденды и т.д. В этом случае, конечно, виден явный умысел топ-менеджмента в уклонении от выплаты долгов, и вполне очевидно, что если дело дойдет до банкротства, он будет привлечен к субсидиарной ответственности. Но здесь надо понимать, что если у должника нет средств на оплату процедур банкротства, налоговый орган тоже может отказаться тратить бюджетные деньги на эти процедуры, а долг «зависнет в воздухе». Полагаю, что именно для таких случаев ВС РФ и напомнил о существующей норме, предложив модель её использования.

Безусловно, после таких «нововведений» нижестоящие суды не всегда в верном ключе применяют нормы, однако думаю, что большинство руководителей, которые действительно попали в трудное положение, а не решили «перехитрить» кредиторов, смогут избежать ответственности.

 

Владимир Уколов

Владимир Уколов

Владимир Уколов, профессор Института МИРБИС:

– Топ-менеджеры выполняют специфические трудовые функции, которые непосредственно влияют на деятельность организации, если их деятельность привела к конкретным долгам организации, то они и должны их возмещать. Это бесспорно повысит ответственность менеджеров за принятые ими решения, даже если решения принимались коллегиально.Тем не менее, в первую очередь, финансовая ответственность лежит на руководителе организации, который, исполняя принятые решения, нередко в силу риска или же ошибок в управлении организацией может причинить собственнику значительный ущерб в виде долга, гораздо большего, чем отдельно взятые топ-менеджеры. Этим обусловлены повышенные санкции, если их применять по отношению к руководителю.
Однако сложившейся практики возмещения долга топ-менеджерами организации, которые загнали компанию в сложную финансовую ситуацию, пока не сложилось – и мотивы их поведения после введения такой меры ответственности пока неизвестны. Они могут привести как к улучшению качества принимаемых решений с точки зрения роста доходности организации, так и к оттоку ведущих топ-менеджеров из компании.
Проблемным является и определение критериев, на основании которых можно применить наказание в виде компенсации долга. Очевидно, эта мера потребует разработки специальных регламентов, позволяющих объективно и прозрачно применять это вновь вводимое правило.
Кроме того, не все менеджеры обладают материальными возможностями компенсации долга предприятия, который могут быть достаточно существенным. Следовательно, необходимо продумать какие-то резервные фонды, создаваемые за счет личных доходов менеджеров, в случае уголовной ответственности за неисполнение решений, касающихся возврата долга принимаемых компетентными органами.

 

Александр Мельников, руководитель петербургского филиала бизнес-брокерской компании «Альтера Инвест» также считает, что “угроза привлечения физических лиц к ответственности по долгам организации была и раньше”.

– Финансовые решения принимают конкретные люди, и с одной стороны кажется закономерным привлечение руководителя компании и главного бухгалтера к субсидиарной ответственности, продолжает он. – В то же время, работник может совершать действия под давлением руководства, собственников бизнеса. К тому размер недоимок по налогам может быть незначительным в масштабе организации, но неадекватным и неподъемным для физлица. В итоге, думаю, данная мера не повысит ответственность менеджмента, скорее она может повысить коррупционные риски и отпугнуть начинающих предпринимателей от создания собственного бизнеса.

 

Николай Калмыков

Николай Калмыков

Николай Калмыков, директор Экспертно-аналитического центра,
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС):

– Повышение ответственности за результаты деятельности компании, а главное ее закрепление в нормативно-правом поле, является важным шагом. Вместе с тем, при подобных инициативах, важно соблюдать баланс и не связать по рукам и ногам топ-менеджмент, который впоследствии не сможет принимать оперативные управленческие решения. Ведь ведение бизнеса это во многом управление рисками. И порой можно ошибаться, а иногда и вовсе не все зависит от топ-менеджмента, соответственно, если чрезмерно связявать топ-менеджмент, то они будут лишены возможности двигать бизнес вперед. Поэтому, важно соблюсти здравый баланс.

 

Георгий Солдатов

Георгий Солдатов

Георгий Солдатов член Ассоциации Независимых Директоров.

Во-первых – это решение ухудшит инвестиционный климат.

Во-вторых, реальные генеральные директора начнут превращаться в управляющих, а генеральными директорами теперь будут становиться пенсионеры за прибавку к пенсии. Прежде чем принимать какой либо закон как минимум надо смоделировать ситуацию что будет дальше и соотнести результат с целью ради которой данный закон выпускается. Могу дать подсказку можно использовать метод HADI.

 

Елена Валюшкина, старший юрист бухгалтерской компании Acsour:

– Должность «топ-менеджер» подразумевает под собой эффективного управленца компанией, который действует в интересах компании добросовестно и разумно, как это установлено Законодательством РФ. Таким образом, это лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от имени юридического лица.

По смыслу гражданского законодательства руководитель несет ответственность, если при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей он действовал недобросовестно или неразумно. В том числе, если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В случае налоговых правонарушений речь всегда идет о причинении ущерба казне Российской Федерации, и как показывает статистика предыдущих лет, ежегодно невыплаченные налогоплательщиками суммы давно исчисляются десятками миллионов. В свою очередь компании-должники зачастую не в состоянии производить какие-либо выплаты ввиду отсутствия активов, поэтому логичным выходом в подобной ситуации является взыскание налоговых недоимок с лиц, ответственных за действия компании.

 

– Уголовным законом РФ установлена ответственность за уклонение от уплаты налогов и обязанность совершившего преступление лица возместить причиненный преступлением вред. За уклонение от уплаты налогов к уголовной ответственности привлекают как правило руководителя и главного бухгалтера. Поэтому уже сегодня руководитель, виновный в уклонении от уплаты налогов по закону обязан возместить ущерб причиненный неуплатой налогов. И в том случае, если к нему будет предъявлен гражданский иск о возмещении ущерба причиненного преступлением, суд обяжет его это сделать, – говорит руководитель Ассоциации частных адвокатов Антон Матюшенко.

Антон Матюшенко

Антон Матюшенко

– Более того, уголовным законодательством предусмотрено, что в случае если лицо, впервые совершившее уклонение от уплаты налогов, полностью уплатит суммы недоимки и соответствующих пеней, и сумму штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом РФ, данное лицо освобождается от уголовной ответственности.

По моему мнению, введение обязанности топ-менеджеров компаний оплачивать неуплаченные налоги их компаний, не окажет существенного влияния на пополняемость бюджета.
Предположим, компания не уплатила налоги в определенном объеме и данная обязанность возложена на топ-менеджера. Однако, в отсутствие средств у этого топ-менеджера, бюджет не восполнит недоимки. Эта мера не подействует.

На практике, лица, уклоняющиеся от уплаты налогов, скрывают свое имущество и оформляют его на подставных лиц, либо родственников.

 


Добавить комментарий



Поиск


USD
63.62
0.00
EUR
68.73
-0.03
Курс МБ на 17:45:00

Эксклюзив

Николай ПОНОМАРЕВ-СТЕПНОЙ: “марсианская задача – на 2037 год. А остальное надо раньше решать”

БОСС – профессия | Научно-техническое развитие
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива Н.Н. ПОНОМАРЕВА-СТЕПНОГО

Блестящий советский и российский физик-ядерщик, академик РАН, доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии и Государственной премии СССР Николай Николаевич Пономарев-Степной убежден: атомная энергетика обречена на развитие, потому что без мирного атома человечество вряд ли справится со стоящей перед ним глобальной задачей увеличения производства энергии. Другое столь же перспективное направление научно-технологических поисков — водородная энергетика. И Россия, уникальная страна и по своим энерговозможностям, и по технологической подготовке, не должна упустить шанс возглавить мировой ренессанс атомно-водородной энергетики. (далее…)


Африка, Африка, милые края?

БОСС – политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Юрий КУЗЬМИН

Россия и Африка: ретроспектива взаимоотношений и итоги исторического саммита в Сочи. (далее…)


Странная находка

«БОСС» в помощь | Записки отельера
Текст | Валентин БАЗИН, заместитель директора отеля M’Istra’L Hotel & SPA

С какими вызовами и нестандартными задачами сталкиваются порой сотрудники индустрии гостеприимства — личный опыт менеджера гостиничного бизнеса.  (далее…)



Поздравления

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Николай Николаевич Пономарев-Степной, крупный советский и российский ученый в области ядерных технологий и атомной энергетики, академик Российской академии наук, доктор технических наук, профессор, научный консультант генерального директора АО «Концерн Росэнергоатом», отмечает свой день рождения.

Николай Николаевич родился 3 декабря 1928 года в Пугачеве Саратовской области. Родители будущего ученого-атомщика были актерами. (далее…)



© 2016-2020